четверг, 14 января 2016 г.

2 Короткие истории


Всем привет.
Вот и новый, очередной можно сказать, год на дворе ") Год новый, а жизнь всё та же...
Такие вот дела.
Я тут, как уже писал, малость балуюсь на Вконтакте,  время от времени тиская в свою группу истории в формате 55 слов. Я и вас звал в соучастники сего действа, но вы не идёте. Я даже не знаю, а читаете ли вы их там.
Поэтому, сделаю-ка я небольшенький сборник прямо в этом вот посте. А вас попрощу оставить отзыв ") удалось ли мне хоть что-то ...
Итак....

– Усни, – шепчу я. – Усни уже.
А ты смеешься и ловишь моё дыхание… И оно сливается с твоим, переплавляясь в нечто новое. Мы превращаемся в одну туманность, в пустоте которой бушует торнадо.
Ничто вокруг нас взрывается вдруг Большим взрывом, и свет звезд рвёт наше сознание. Но я помню, зачем мы здесь.
– Усни, – шепчу я. –Усни уже.

Снег идет, за снежинкой снежинка. Падает неспешно, прямо на лицо, стекает слезинками. Плачет о несбыточном? О том, что полет прерван и более никогда-никогда?
Не знает пушистая, что ей суждено вернуться на небо и вновь упасть. За разом раз, за веком век.
Смотрю за окно и думаю…
Мой полет тоже закончится слезой. Не моей, обо мне…

Лист за листом отлетают в угол. Скомканные, скукоженные. У каждого своё выражение «лица». Но мне не до этого, я творю...
Кто-то когда-то сказал - лучше всего писать по-настоящему, чернилами по глади бумаги… Но умолчал, сколько исписанных листов улетает в направлении корзины. И сколько из них отращивает ножки и возвращается назад…
Они всегда возвращаются, словно утопленные котята.

Жил да был Жилдабыл.
Однажды он задумался, почему про одних говорят, что он жил, а про других – был. А про третьих и вовсе – сразу и то и другое.
От доводов и контрдовдов голова его распухла, он стал больше похож на Шалтай-Болтая, что не жил и не был, а просто сидел на стене.
Думал-думал, и свалился.

- Скажи мне, почему мир так суров?
Я спрашиваю тебя, но не жду ответа. Он совершенно не важен, значение имеет лишь то, что я обратился к тебе, вечно молчащему…
Возможно никогда и не слышавшему меня. Все это не важно, поверь.Ответь ты, раскрой вдруг тайну моего существования и основы мироздания - и они утратило бы смысл.
Молчи.

Свинцовое небо над полями праха.
Как я попал сюда? Не помню.
Шаг за шагом, я вздымаю маленькие вихри и они уносятся вдаль, разбивая неподвижность мертвого мира. Пропадают вдалеке, исчезая в мареве неопределенности.
И вновь всё неподвижно вокруг.
Какая здесь тишина. Она сводит с ума. Вот уж не думал, что это так страшно.
И я кричу.

Каждый уважающий себя ночной кошмар должен иметь собственный дом. Лучший, конечно же, это шкаф в детской комнате. Уютно и работа рядом.
Так я думал, вползая в новое жилище. Старое, слава Тьме, осталось в прошлом. Светлое будущее уже грезилось мне, во всей красе.
Тьма! Как я мог забыть, что мечты кошмара воплощаются дословно…
Боги, отключите электричество.

Ты уходишь.
По моей руке еще бегут токи, пробужденные твоим прощальным касанием. Таким печальным, таким горячиv.
Зачем ты сделала это, зачем? Прошу, оглянись.
Я хочу закричать, но боюсь. Ведь это стряхнет сладостную муку с моего предплечья. Оно горит, всё выше и выше. Огонь подбирается к шее.
Ты так нежна.
Жизнь, спасибо тебе за твой яд…

Голоса.
Я слышу их. Как давно, уже и не скажу.
Однажды они пришли и стали неотъемлемой частью меня. Кто я? Не помню. Но голоса рассказывают мне, каждый раз по-разному.
Странно, почему я это не забыл?
Голоса шепчут: "Пора отринуть старое и познать новое". Скинуть шкуру, подобно великому Уроборосу.
Я готов. Но что-то смущает меня.
Что?

Как давно я не встречался с тобой, мой друг.
Только ты знаешь мои мысли и настроение и это секрет, известный лишь нам двоим.
Долгие прогулки, откровенные беседы - кто еще так близок мне, скажи? На двоих один мир, полный музыки дождя.
Ты молчишь… но говорить и не надо. Пойдем?
Я раскрываю зонт и мы снова одни.

Свет фар вырывает из темноты совершенно неземной ландшафт.
В этом мире нет полутонов – лишь пляшущее перед нами тусклое пятно. И тьма. Она везде. Она даже там, куда падает свет, и он боязливо прыгает с места на место. Наверное, она сейчас и во мне.
Скорее бы рассвет. Дороги должны вести куда-то, а не в глубины себя.

Подо мной глубина, надо мной пустота. Лишь звезды смотрят надменно. Для них мой подвиг ничто, ведь, как ни карабкайся вверх – до неба не достанешь.
Знали бы они, как это, стремиться ввысь и знать, что каждый шаг,как приглашение Смерти. Они практически бессмертны, что им в том…
Но я здесь, чтобы отдать свою пустоту. И вернуться.

Утром прошел дождь. Снова мимо.
Я звал его в гости, помнится. Но он не слышит. Шумит сам себе, бродяга.
Сейчас идет снег. Вон он, за окном. Звать ли его? Он усыпляет, даря покой. Белый и холодный, как отражение Луны.
Брр-р-рр.
Пусть будет радуга - пройти по ней, на ту сторону. Но она всегда далеко.
Я подожду.

Какая все-таки это загадка, человеческий мозг.
Вроде бы ничего потайного, загадке таиться негде и взяться совершенно неоткуда.
Вот только, сколько людей, столько и вариантов.Кто-то с перчинкой был, кто-то с хитринкой, кто-то вообще с постным выражением лица жил.
И не понять, как это всё сообразуется, совсем никак.
Я вздохнул устало, и подозвал официанта.
- Подсолите, пожалуйста.

Флейта, дудка ли?
Пронизывающая мелодия на грани слышимости. Вот, снова…
Меня ли ты зовешь, дудочник? Уверен, что нет. Но, тогда, почему я слышу? Пришла пора?
Вот и ты, легкой тенью примостился на подоконнике, в руке обычная пастушья трубка. Простой, но такой сложный в своей значимости инструмент.
Сыграй еще, ведь пока звучит мелодия, я живу.
Играй.

Cнег скрипит.
Шаг – скрип, шаг – вскрик.
 Плакал ли он от твоей поступи? Не знаю.
Цепочка неровных следов уходит куда-то вдаль, где небо и земля сливаются в единое Ничто, бесцветно-серое, словно потерявшее саму цель бытия.
Ты тоже потеряла её, уже давно. Но держалась, изо всех своих малых сил. А потом ушла. Что-то темнеет - там, вдалеке. Надежда?

Глубина-глубина… Не зови.
Высота-высота… Не мани.
Все-таки странно, не ощущать опоры. И страшно. До мурашек по хребтине.
Стою на краю, ветер пытается сорвать меня, вниз и вперед, окунуть в своё одиночество.
Отказаться, пока не поздно? Нет!!
Пробую ногой пустоту - она бесконечна. Странным образом, ощущение успокаивает.
 Делаю шаг. Пусть я и падаю, но это шаг вверх.

Знаю, сейчас ты подойдешь к окну и выглянешь наружу.
Ты всегда так делаешь, загадочно и нежно. Сотни глаз устремлены на тебя, но я знаю, ты ищешь меня… и никого более.
Знаю, что будет дальше, знаю…. Но этот момент мой и только мой.
Жаль, он неудобно расположен. Нужно менять пленку.
Встаю, иду к проектору.
Кино продолжается.

Вперед-назад, вперед-назад.
Движения мои ласковы и нежны, как если бы я перебирал волосы любимой. Не тороплюсь, нет. Спешка совершенно ни к чему.
Вперед-назад, вперед-назад.
Шершавым по гладкому, горячим по холодному, сырым по сухому.
Не сбивая темпа, я продвигаюсь все дальше и дальше. Всё выше. Финал уже близок.
Вот он, долгожданный момент.
Мой клинок обретает остроту.

Сижу. Смотрю в дверной проём.
Там идёт дождь. Такой, знаете, легкий танец крупных капель, заигрывающих друг с другом и взбивающих поверхность мягких луж.
Они теплые, эти посланницы неба.
Помнится, в детстве я ловил их языком. Но они хитрили… и лупили меня по ресницам, щекам, губам… мы вместе смеялись. Я убегал, они догоняли.
Жаль, дверь закрыта.

Город пуст.
Ни людей, ни зверей, ни насекомых. Даже ветер не вздымает увядшую листву.
Иногда все меняется. Как сейчас.
Появившийся из-за угла мальчуган удивленно вглядывается в меня, пытаясь понять, не сон ли я. Вокруг дрожат тени, это люди пытаются найти источник его удивления.
– Отвернись, – шепчу я.
 – Меня нет. Я давно умер. Это мой мир. Живи.

Если припомнить, что-то такое он начал замечать боковым зрением с первых минут заселения. Но списал на привыкание к новому жилью.
Наверное, косые взгляды старушек у подъезда были неспроста.
Вот, снова. Одна из стен…
Качнулась! Поплыла рябью, собираясь отвратной гримасой.
Бежать, бежать отсюда, прочь от алчущей глотки, ведущей в алое ник…
- Прекрасная квартира, недорого. По рукам?

Девицу эту знал, если и не пользовал, весь околоток.
Немочь ейную знали тоже, благодаря чему и не прослыла она гулящей, а то и хуже, пропащей.
Она хотела ребенка. И отдавалась всякому, лишь бы исполнилась простая мечта.
Ведь, для чего женщина создана? Для любви, скажете вы.
Мало кто добавит - к чаду своему.
Но она знала, всегда.

– Магии нет. – Заезжий лектор воздел палец, рискуя проткнуть небо.
 Небо нахмурилось, но промолчало.
– Ибо не может быть чего-то, что не подтверждено ничем, кроме людской молвы, – продолжил умник.
– Наука превыше всего! А ваши сказки… – он погрозил пальцем, желая что-то добавить…
Ветвистая молния шваркнула прямо в перст.
Так он и стоит с той поры, наш памятник магии.

– Ты человек?
– Да.
– Уверен?
– Конечно, а ты?
– Что я?
– Ты человек?
– Само собой!
– Но где доказательство, что ты тот, кем называешься?
– Я разумен
– Ты уверен?
– Да, конечно.
– Но разве человек и разумность бесспорные синонимы?
– Нет.
– Так как же тогда ты можешь доказать мне, что ты человек?
– Никак. Лишь человек, в отличие от Бога, умеет сомневаться.

Я не знаю, что тебе сказать.
Вчера еще близкие, мы внезапно стали бесконечно далеки друг от друга.
Пусть твоя ладонь сейчас согревает мою, мы оба не здесь, а где-то далеко. Там, за облаками.
Что мы оставили внизу? Почему оно не отпускает нас, скажи?
Но ты молчишь. Как и я.
Боги не отвечают, даже друг другу.


Вот такие вот истории "). С вас отзыв, что удалось, что нет.
Да, еще - я не люблю давать название миниатюркам... Но, если у вас есть варианты - делитесь ")
И, снова и опять - добавляйтесь в группу и тоже пишите... 

2 комментария:

  1. Ещё немного, и можно будет издавать сборник :)
    Только чувствую я, что критики ты здесь не дождёсси.

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, поделитесь ссылкой на пост