среда, 12 октября 2016 г.

6 Далекий свет




Написалось вдруг. Заскочил на самлибовский раздел конкурса журнала "Химия и Жизнь", там есть раздел мини-историй, вне конкурса. И вдруг захотелось написать  что-то...   А эта история давно висит в подсознании. Хотя бы миниатюрку накидаю, может и разверну потом.
Как не раз говорил, конкурсы мотивируют, хоть как-то...

- Пап, а ты скоро вернешься?
Она всегда задает этот вопрос и всегда получает один и тот  же ответ. Как получится, Лени, как получится. Но ворчать я не буду, ты же веришь, что твоя нехитрая забота защитит меня. Они все верят, наши детишки. И мы тоже. А как иначе.
Мы стоим у входа, стенки тоннеля разгораются синевой, чем дальше от входа, тем она сильнее. Постепенно и она растворяется во тьме, истекающей от  вяло плещущихся в далекой глубине волн.  Свет туда не доходит, лед вбирает его весь. Даже в те давние времена, когда Солнце (да, Лени, оно называлось именно так) еще дарило нам настоящий свет, а уж теперь и подавно.
- Да, Лени, конечно же.  
Как же она радуется моим словам, никакого света не нужно, лишь бы дочка была вот так довольна.  Эх, Солнце, Солнце… где же ты.
- Пап, а когда эквы приедут?
Я не знаю, что ей ответить. Каждый раз. Ведь это не в моей власти, в отличие от охоты. Это в  глубине я могу что-то отмерять и решать для себя. Но и только. Не за других. Особенно за тех, кто живет  в далеком краю.  Экватор, да. Узкая полоска земного шарика, где Солнце еще хоть как-то  пробивается свозь облако космической пыли, принесенное гулящей кометой.  Из какой дали её занесло, никто не знает ответа.  Но результат, вон он, в небе. Правда, за куполом его и не видно, серая хмарь сливается с оболочкой.  И вокруг нас. Лёд с каждым годом, да что там, каждым месяцем, становится все толще. И спускаться к далекому океану становится всё опаснее.
- Скоро Лени, скоро. 
Скоро, да. Пусть они привезут хоть что-то. В прошлый раз это была морковь. Для меня обычная, а для Лени – чудесная сладость невероятного цвета, который в нашем ледяном краю и не сыскать нигде.  Витамины, опять же.
Лени радостно прыгает, слабая тень отражается на уходящей высь стенке купола. Интересно, как долго еще будут коптить изотопные батареи,  хотел бы я знать точно. Они говорят, на десятки лет. Но я боюсь. Это Лени боится только за меня и ничего кроме. А я…
Купола старятся. Да, пыль рассеется, когда-нибудь. Орбитальные  солнечные панели и зеркала, возможно, продержатся до той поры. И энергоячейки куполов, возможно, тоже.
Насчет нас я не уверен. Но, у меня есть дочь, я не сдамся. Темные воды не скоро познают мое тело. Чур меня.
Проверяю, в сотый раз, обвязку и ледоступы.  До воды далеко, а нам еще, дай свет удачи, тащить добычу назад. Да, это вам не в тропическом море плюхаться, на бережку загорать. Не те нынче времена. Пора идти. Я уже весь там, но в спину ударяет голос Лени:
- Па-а-п… Ч-что это?
Моя дочка растеряна? Я оборачиваюсь…
И не могу ничего сказать. Что-то перехватывает горло, мгновенно вышибая всю силу и волю. Это… Это…
Там, куда смотрит Лени, купол вдруг обрел цвет. И глубину.  Он… светится. Светится!!!
Это же свет, падающий откуда-то с небес.  Не прожектор квадрокоптера, не сбившийся прицел орбитального  зеркала, греющего экваторильные парники. Нет, это они…
- Лени, это … Это солнечный свет, Лени. – Я хриплю, раздирая ворот и подставляя лицо забытой ласке. – Солнце, Малыш. Это, свет меня побери, Солнце!
- Солнце? – Дочка пробует редкое слово.  Она знает его, я рассказываю о тех временах, когда здесь еще бывало лето. Но, для нее это лишь слово. Было.
Она тоже скидывает капюшон, задирая голову  вверх,  а я даже не ругаюсь. По её бледной коже бегают  световые тени, и она мгновенно розовеет, отзываясь  генной памяти.  Лени неуверенно улыбается, не понимая, что с ней происходит и почему ей тепло.
Вокруг царит тишина. Мы все превратились  в памятники. Сами себе. Своей памяти. Своему будущему. Пусть  это всего лишь игра случая, прореха в космическом болоте - Солнце напомнило  о себе.
Глядя на угасающее пятно, я прижимаю дочку к себе и застегиваю парку.  Холод возвращается, но на лице еще тлеет тепло с небес.
Нет, теперь мы точно не сдадимся.

6 комментариев:

  1. Молоток ты, Жень. Ещё что-то пишешь, сочиняешь. Вон какую жуткую прелесть наворотил, прямо Армогеддец. Любо-дорого почитать :)

    ОтветитьУдалить
  2. Не перехвали "))
    Да чет вдруг руки зачесались, картинка давно уже была...

    Много чистить, на твой взгляд?

    ОтветитьУдалить
  3. Эх, Женя, Женя... Этот далёкий свет стал теперь ближе тебе, верно? Все мы когда-нибудь уйдём за радугу. Но зачем же ты так поторопился? Прощай, Джоня.

    ОтветитьУдалить

Пожалуйста, поделитесь ссылкой на пост