вторник, 4 сентября 2012 г.

12 Своя тропа - отрывок из романа "Иди сквозь огонь"

 Иди сквозь огонь - книга

Ладушки, понедельник минул и все связанные с ним рефлексии можно отбросить в сторону, за ненадобностью. Типа, в прошлом. Ушло и нехай с ним, хотя б на недельку “)
На самом деле, как я и писал – он самый обычный день, понедельник этот. На том и порешим.
А сегодня я, пожалуй, выложу начало рассказа, скомпилированного из отрывка того самого романа, о котором я тут всем уши уже прожужжал. Это действительно часть произведения, но выдернутая и оформленная в короткое законченное повествование. Я его посылал на конкурс малой прозы, дабы не выпадать из процесса. Мест не занял, но в итоговый сборник вошел. И это радует.

На самом деле, это далеко не айс, переформатировать для конкурсов законченные вещи, но, за неимением гербовой – пишут на простой. К тому же – текст нигде не засвеченный и никому не проданный, а потому я с ним волен делать, что угодно.
Но – это вариант, от противного, порезать бааальшое цельное произведение на десяток самостоятельных рассказов и рассовать их куда-нибудь, буде появится возможность. Хотя и не самый приятный, если разобраться. Не для того романы пишутся, чтобы их подвергать разбору, словно старую тачку на запчасти.

Короче, вашему вниманию “)


Своя тропа


Он наслаждением вдохнул аромат, висящий в воздухе тенистой аллеи. Сколько лет прошло с той поры, когда раскидистые кусты боярышника в последний раз кивнули ему вслед? Слишком много, но память хранила, как выяснилось, тепло университетской рощицы. Нет, он не учился здесь, этот путь остался в стороне от его дороги.
Несмотря на тень, лавочка оказалась теплой, Солнце уже давно прогрело воздух, да и лучи его, нет-нет, да пробивались сквозь колыхающиеся ветви. И он не удержался, присев на минуту, отдавая дань прошлому. Провел ладонью по брусьям и понял, что в этом уголке мира ничего не изменилось – все та же шероховатость, все те же сколы. Краска обновлялась, но ветер и дождь неумолимо возвращали все на свои места.
Улыбка скользнула по складкам вокруг рта, и быстро потерялась среди них – чувства он давно загнал под жесткий контроль, став на путь, уготованный судьбой. Хотя, он не мог дать себе четкий ответ на вопрос, зачем пришел сюда. Что-то повлекло, и он не мог отказать зову.
Провалившись на какое-то мгновение в прошлое, он и не заметил, как оказался не один. Мало того, нарушитель уединения стоял прямо перед ним, словно соткавшись прямиком из воздуха. Вернее, нарушительница.
«Цыганка…» – чертыхнулся он внутренне. Похоже, аллея решила подкинуть ему полный букет воспоминаний, не решившись остановиться на чем-то одном.
А юная дева в цветастом жупанчике и ворохе юбок не могла решиться, он видел ее нерешительность и уже посмеивался внутренне. Похоже, цыганка не могла дать оценку сидящему перед ней крепко сбитому мужчине, который щурился от мимолетных солнечных зайчиков, словно старый пес. Дорогая и практичная одежда, стильная обувь, ухоженные руки и волосы – по эти признакам он походил на отдыхающих бизнесменов, что часто приходили сюда и давно стали ее «работой».
Вот только глаза – в них не было ничего собачьего, там таился некто, намного превосходящий любую собаку. Да и мощная грудь, видная в прорехе расстегнутого вороха говорила, что это не привычный ей хиляк в модном прикиде.
Но, она уже вступила на дорожку, отступать нельзя, Яхве не прощает слабости и колебаний.
¬¬¬¬– Позолоти ручку? Все расскажу, как есть. Прошлое, будущее… Кем был. Кем станешь, кто враг твой и кто не друг тебе. Позолоти, не жалей, а Марго тебе все расскажет. Богом клянусь!
Он смотрел на юную Марго и не знал, как ему прореагировать. Возникший, было, смех мгновенно утих, так и не вырвавшись на волю. Он не хотел продолжения, но что-то мешало ему просто встать и уйти. Словно легкая нить спутала его желания.
«Чертовка» – мелькнула мысль, отдавая удовлетворением. Похоже, перед ним был кто-то из настоящих. И он рассмеялся от мгновенно всплывшего желания. Не унизить, но поиграть.
Марго поняла, что все идет не так, когда ее «клиент» совершенно непредсказуемо рассмеялся, хлопнув себя по колену. Она растерянно улыбнулась, не желая разрывать устанавливающуюся между ними связь, что ткалась из нужных слов. А потом стало не до смеха.
¬– Что ж, Марго, свет мой, зеркальце. Скажи-ка мне, что ты видишь? В прошлом, в будущем...
Он не просто говорил, каждое слово отдавало легким рыком, где-то на грани ощущений. Словно волк – а Марго вдруг четко осознала, что таилось в глазах незнакомца – решил дать небольшую выволочку щенку, неблагоразумно решившему стать на тропу охоты.
Да, перед ней развалился матерый волчище, решивший почему-то отдохнуть от постоянного бега. А потом он тряхнул головой и плечами, каким-то совершенно не человеческим движением, и из-под рубашки наружу выскочила цепь с вспыхнувшей от Солнца монетой.
– Откуда это у тебя? – Марго потрясенно рассматривала золотой кругляш, узнавая в нем каждую букву и знак. И уже зная, что будет на аверсе. Она не ошиблась – там щерилась рыком волчья голова.
– А вот и расскажи, милая. Расскажи. А если не соврешь ни разу – клянусь Луной, озолочу, как просила.
Она бы сбежала, наплевав на все правила и наказания Яхве. Слишком ярая сила билась в глазах ее нечаянного визави, оказавшегося намного сильнее её, и, мало того – носившего на груди монету её рода. Но, именно это и дало ей сил. И понимания тоже – он не обидит, волк и в самом деле решил дать урок несмышленышу.
Но она уже давно не щенок.
Вздохнув глубоко, даже и не пытаясь вложить в это хоть каплю сексуального позыва, она тряхнула копной волос и с надрывом пропела:
– А давай, дорогой. Все, что есть, что уже нет, что минуло, а что ждет – все скажу. Вот только, прости, просишь ты о многом – не все рука твоя скажет!
– И? – Он с улыбкой взирал на поникшую, было, но нашедшую в себе силы идти дальше молодую гадалку. Марго напомнила ему кое-кого, и он с нетерпением ждал продолжения их игры.
– Рука не скажет, душа – покажет! Готов пережить все заново? – голос Марго вдруг перебился легкой хрипотцой. – Все как есть, как было – все увидишь. И я с тобой. Веришь, нет?
– Верю, Марго. Верю… – слова прозвучали неожиданно устало. – Верю. А потому – давай, заглянем. Там и найдешь ответ на свой вопрос. И, ты знаешь ведь?
Она вопросительно взглянула на него.
– Обманешь – найду… – рычание уже не пряталось за словами, Волк предупреждал. Коротко и ясно.
Она молча кивнула, и текучим движением обхватила его голову узкими ладонями. Глаза в глаза, биение сердца в унисон. Его дыхание постепенно утихало, вторя ее затихающему шепоту, в котором он не мог понять ни единого слова… А, может, и не старался. Ему лишь хотелось оказаться там, далеко…

Память выплюнула на поверхность давно минувшее.

Вечер в тот день выдался неудачный, и пацаны возвращались домой злые и голодные. Им не удалось найти какую-нибудь мелкую подработку, заработав хотя бы на сладкое для детдомовской мелкоты. Те привыкли, что «старшаки» всегда возвращались с гостинцем, и сегодняшняя неудача сильно пошатнёт их веру.
Пьяные – обычный источник денег, тоже не попались. Не подфартило.
Злость срывали на пустых пивных банках, валяющихся повсеместно, около лавочек и просто на дорожках. Чистота не входила в достоинства этого куска местности, на котором городские власти некогда разбили парк. Со временем не культивируемые никем посадки разрослись и превратились в плотные заросли.
Пара фонарей сиротливо помигивала потускневшими от времени лампами, совершенно не освещая местность. Когда-то фонарей здесь было куда больше, но их изломали, оставив лишь эти два.
Ходить здесь, глубоким вечером, мало кто решался, дурная слава закрепилась за парком давно и надёжно.
Ну а они плевали на эту славу. Ещё не сформировавшаяся, но уже стая, в которой чувство локтя стало одним из главнейших – они не страшились ни чёрта ни дьявола. И злость от неудачного дня кипела в их жилах.
Когда из дальних кустов, на самой границе освещенного участка, донёсся истошный женский крик, полный мольбы и боли – они рванули туда без раздумий. Мало ли – вдруг нужна помощь. Или – фарт улыбнулся, и сегодня они не вернутся пустыми.
Более крепкий, Кирилл проломился сквозь кусты первым, где-то позади него пыхтели остальные. На оценку происходящего много времени не понадобилось – всё было до боли прозрачно и понятно. На земле жалась в позе забитого ребёнка, прикрывая разорванное на груди платье, темноволосая женщина. Она уже не кричала, вытирая текущую из носа кровь, размазывая её широкой полосой по подбородку и щекам. Неподалеку валялись босоножки и сумочка. И цветастый платок.
Красивая – почему-то отметил Кирилл, замерев на мгновение. Белеющее в прорехе разорванного платья тело притягивало взгляд, и он не знал, почему.
Над девушкой склонились два рослых мужика. Один держал в левой руке бутылку водки, в которой ещё плескалось на дне, правую руку, словно сломанную он держал на весу и чертыхался сквозь зубы:
– Ну, курва, счас получишь. Руку зашиб, прикинь, мало что не даёт, так ещё и руки об неё ломаются, – мужик гундосо рассмеялся, обращаясь к подельнику, которой стоял к Кириллу спиной, и судя по всему – расстегивал штаны. – Ну ничё, мы ей счас тоже сломаем. Слышь, курва? Или там уже всё сломано? Так ещё ловчее…
Гундосый снова рассмеялся, склоняясь над девушкой. Протянул к её груди руку, дразня и угрожая. А потом резко ухватил за лоскут платья и дёрнул. Треску платья, расходящегося до самого низа, вторил слабый крик, уже совсем беспомощный.
– Эй, – Кирилл решил внести новую сюжетную линию в происходящее. И свистнул, перебив свист двумя коленцами. Сигнал поняли – шум позади мгновенно стих. Кирилл знал, что пацаны сейчас растекаются по сторонам вбок, охватывая кусок местности, на которой их, несомненно, ждала драка – тактика пацанских разборок прошла сквозь века, и что-то новое изобретать не стоило.
– Опа. – Мужик, стоящий к нему спиной, перестал шебуршить в штанах и повернулся. По тому, как насильника повело при развороте, Кирилл понял, что противник пьян в стельку. Да и опухшее, перекошенное от давнего запоя лицо говорило о том же. Тусклые в неверном свете фонарей глаза алкаша уставились на Кирилла, и его передёрнуло. А алкаш решил разнообразить свою речь. – Паррнишшечка... Ты откуда, пацан? Чё надо?
– Гы-гы, – загундосил второй. – Тоже хочется? А хотелка-то выросла, а?
Женщина, с надеждой поднявшая голову при оклике Кирилла, услышав эти слова, затряслась и снова съёжилась на земле, пытаясь спрятаться от ставшего ещё более страшным близкого будущего.
– Мужики, вы бы женщину оставили в покое, – Кирилл не стал басить, стараясь показаться солиднее и взрослее. Эти уловки могли помочь при разборках со сверстниками, но только не с этими пьяными бугаями, видящими перед собой обычного пацана. Пусть и развитого физически, но – мальчишку. И этот мальчишка ломким, не прошедшим ещё мужское становление голосом сейчас пытался увещевать их.
Они расхохотались, пьяно пришёпетывая.
– Нет, правда. Нельзя женщин насиловать. От этого дети ненужные рождаются, – от этой фразы Кирилла насильников разобрало ещё сильнее. Они ржали конями, уставившись на смешного пацана, и тыкая друг в друга пальцами.
– Не, ты понял – от этого дети рождаются!
Тот, что держал в руке бутылку, оборвал смех и ткнул ею в сторону Кирилла.
– Слышь, пацан. Вали отседова, пока не получил. А с девкой мы уж разберёмся, что и как, не переживай.
Он поддел женщину носком ботинка, и крик боли слился с выкриком Кирилла:
– Бей!
 
продолжение рассказа >>>  следует… оно небольшое... а потом я попробую объяснить, чего ради выложен этот отрывок.

Понравилось? Поделитесь с друзьями, хорошо?

Хотите быть в курсе, получайте обновление на электронную почту:

12 комментариев:

  1. Ух, блин. Вон ты как умеешь.
    Жестковато (по сравнению с женскими сказками), хотя интригует. Любопытно как переняги расправятся со "злодеями" и что сделают дальше...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. по разному умею ")
      но это не жестковато, это так - сказки для более взрослых, нежели дети.

      Удалить
  2. *с детскими сказками имел ввиду.
    Блин, пора начать уже написанное мной прочитывать перед отправкой -)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. я, честно говоря, долго пытался понять семантику слова "переняги" из твоего комментария, а это описка от "парни" или "парняги", как выясняется - вот так и рождаются новые слова, порой.
      Или не описка?

      Удалить
  3. Так как я тут пока один пишу. ТО выскажусь.

    Ладно, уговорил. Что нужно сделать что бы прочитать весь роман? Сколько денег отправить и куда?
    Кстати а у нас не работает просто продажа книг типа через что-то вроде плати.ру или айтюнс или еще какие-то "вот такие площадки" ?

    ОтветитьУдалить
  4. @) ну, я как бы это и имел в виду, под текстом есть небольшая такая дописка, цитирую себя любимого:
    "..потом я попробую объяснить, чего ради выложен этот отрывок." ")))


    Вообще, "своим" я как бы и просто так могу текст выслать, но не совсем "просто", а с просьбой не раздавать налево-направо и, к тому же - порекламить роман у себя на блогах, по чесноку - как есть, не понравится - так и написать, понравится - тем лучше. А ссылка на страничку романа появится вскоре ")
    во я, типа, наглый, да? а куда деваться ")

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Не знаю, на сколько я свой. Но уверен, что можно мне доверять. Буду рад цельному роману и потом конструктивной критике и эмоциальным высказываниям....

      "переняги" - это я хотел написать "пареняги, пареньки". Что поделать, не научился еще вычитывать даже комментарии. Куда уж там до романов -)

      Удалить
    2. давно общаемся же, значит не чужой %)
      файлик я тебе на бурнис.орг закинул, лови

      Удалить
    3. Подтверждаю! Получил.
      Я правда не обещаю, что прочитаю быстро.

      1. Пока читаю Томаса Фридмана - Плоский мир(а там книга не маленькая)
      2. Я просто читаю не быстро. -(

      Но прочту обязательно. -) Жди!

      Удалить
    4. Да как получится, так и получится, делов-то...

      А мне "Плоский мир" от Терри Пратчетта гораздо ближе :)
      Хотя, быть может и до Фридмана доберусь, но не уверен.

      Удалить
  5. Ответы
    1. да нее, ты что.. у соседа по парте списал :))
      умничка - это хорошо.

      Удалить

Пожалуйста, поделитесь ссылкой на пост