вторник, 11 октября 2011 г.

0 160 - уроки жизни

Красивые щенки в конуре 

День за днем, закат за закатом, жизнь неторопливо бежит вперед, привнося ежедневно нечто новое. Являя что-то, что следует обдумать, оценить и извлечь какой-то вывод для себя из преподанного мимоходом урока.
Я уже рассказывал о наших животинках, которые раскрашивают нам жизнь разными способами. Кошки и котята – по своему, собаки – по своему. И не только раскрашивают, но и преподносят свои уроки.

На днях шенята, что еще совсем недавно подслеповато толклись в будке, полезли наружу. На полусогнутых лапах, протестующее поскуливая и взвизгивая, они упорно лезли и лезли навстречу солнцу. Похоже, пришло их время вставать на ноги и осваивать мир вокруг. Зрелище умилительное и само по себе поучительное, согласитесь. Но это было лишь прелюдией к последовавшему затем.
Им повезло, что их заметил постовой. Два щенка, серый и бело-рыжий, барахтались в выгребной яме, и силы уже явно покидали тщедушные тельца щенков. Они уже хватали воздух вперемешку с гнилой жижей, наполняющей небольшую, по нашим меркам, но огромную в сравнении с размерами щенков ямищу.
Тяга к исследованию привела малышей на обрыв, неуемное любопытство заставило свеситься, чтобы увидеть, ощутить, понять. И законы гравитации сыграли свое извечное – глухой всплеск никто не услышал. Мать где-то бегает, нагуливая молоко для ненасытных чад, собратья ничем помочь не могут – тут бы и хана, финал таких историй неизбежен.

Да, им повезло, что их заметили. Вытащили, не побрезговав, отряхнули, помыли, вытрясли жижу из глоток. А дальше уже на откуп природе – здесь нет ветеринаров, все решает лишь наличие сил для выживания.
Один щенок оклемался практически сразу, он не успел наглотаться и легкие его не забились жидкостью.
А вот второму досталось по полной программе.
Как плачут щенки, господи, как они плачут, еще не умея по-настоящему скулить – они тоскливо хнычут, как ягнята, как дети, перемежая скулеж бессильным тявканьем. Он боролся, тянулся к своим братьям, словно прося что-то… но тело уже выгибалось в тщетной борьбе с кружащей вокруг властительницей серых пределов, лапы деревенели, глаза заволакивало пеленой.
И уже все решили, что все, не жилец. Смотреть на это зрелище – как ковыряться в разверстой ране, поверьте. Поневоле вспоминаешь «Молчание ягнят» и преследующую героиню картину плачущих в ночи ягнят. Беспредельно выматывающая нервы картина.
Не знаю, как это началось, мы увидели лишь финал – щенки, весь помет, подползли к полупарализованному брату, вылизали всего, от и до, а потом тесно прижались к нему со всех сторон, едва не наползая на голову, образовав своеобразную октограмму.
А потом что-то вякали тихонько, долго-долго бормоча нечто на своем щенячьем языке. И тоскливый крик утопленника начал стихать. В глазах появились проблески былой жизни, той, что горела там утром, когда он отправился расширять границы своего мира. Лапы обмякли, все тело расслабилось. Он словно переродился, каким-то неведомым способом, словно в него сейчас вливалась со всех сторон, порция за порцией, капелька за капелькой, жизненная сила.
Так они и лежат до сих пор, уже прошла ночь, прошло утро. В этой куче-мале уже ничем не выделяется пострадавший вчера щен, он мерно дышит, спокойно положив голову на бок соседа. И время от времени потявкивает звонко, словно говоря всем – я жив, и все прошло.
Такая вот приключилась штуковина. Жизнь интересная фиговина. Что она хотела показать на этом примере – каждый решит для себя сам.

**
А до отправки домой осталось160 дней

Понравилось? Поделитесь с друзьями, хорошо?

Хотите быть в курсе, получайте обновление на электронную почту:

0 коммент.:

Отправить комментарий

Пожалуйста, поделитесь ссылкой на пост