суббота, 1 октября 2011 г.

0 Туки (ч.4)

пингвины летают

Не устали еще читать про приключения Туки и его необычный дар? Нет? Молодцы.
Осталось совсем немножко, уж поверьте... Ведь вы еще не узнали. что было суждено совершить маленькому. но отважному Туки-туки...
/предыдущая часть/
Однажды, когда Туки тренировался, он взлетел очень высоко. Так высоко, что его перышки даже стали нагреваться от Солнца. Он парил в воздушных течениях, точно так же, как в воде. И радовался этому ощущению.
Туки разглядывал земли, что простирались далеко-далеко во все стороны. И даже видел стойбище пингвинов, откуда их с дедом изгнали. Там стояли шум и гам, пингвины толпились у берега и радостно кричали, размахивая плавниками.
«Сегодня же день познания моря» – пришло вдруг понимание к Туки. Он совсем забыл об этом. Время как-то быстро бежало, и вот – уже прошел год, а он и не заметил. И Лахти, уже совсем постаревший и с трудом передвигающийся по льду, тоже не напомнил об этом событии. А может,  просто промолчал, чтобы не расстраивать внучка.
Туки поднялся еще выше и подлетел чуть ближе к побережью. Снизу его никто бы не разглядел – летает в небе большая птица, и летает. В небе у побережья всегда полно птиц.
Хотя, сегодня над стойбищем птиц не было, ни одной. Наверное, резвящиеся в воде пингвины напугали всех рыбок вокруг и они уплыли подальше отсюда. А за рыбой улетели и птицы. Потом они вернутся к своим гнездам, но сейчас в небе было пусто. Но все равно, мало кто из пингвинов разглядывает небо, их взгляды устремлены в море.
А внизу, совсем как тогда, год назад – маленькие пингвинчики взлетали над морем по скользкому желобу и плюхались в пенящиеся волны. И смеялись от радости.
Туки тоже радовался. Пусть он и не мог спуститься туда, но любоваться ему никто не запрещал. Он оглядел побережье – везде царили смех и счастье, пингвины приплясывали и весело хлопали ластами друг друга. Это был незатейливый, но очень добрый танец бескрылых птиц. От них во все стороны бежала невидимая волна душевного тепла. Эта волна доставала даже до Туки. Туки рассмеялся, так он был счастлив.
Вдруг он заметил что-то, далеко в море. Внимательно пригляделся, но разглядеть все равно не получалось. И принял решение. Он полетел в открытое море, чтобы понять – что же привлекло его внимание. И закричал от волнения – море разрезали целых семь огромных плавников. Злобные морские волки – косатки тоже помнили, что у пингвинов сегодня счастливый день. И они неслись сейчас к побережью, за добычей. За маленькими пингвинятами, только-только познавшими море.
Туки сложил крылья и камнем бросился вниз. Он спешил, даже рискуя сейчас разбиться о воду, такую твердую, если упасть с большой высоты. Но надо было спасать малышей, и он не думал об опасности. Он падал вниз, и ветер бил в его большие глаза и прижимал перышки на теле, одно к другому. Падая, Туки с испугом смотрел, далеко ли косатки. Те были еще далеко, но и плыли очень быстро – намного стремительнее пингвинов, которые не могли видеть приближающуюся опасность.
Вот и волны. Туки расправил крылья над самой водой и изо всех сил полетел к пингвинам. Он кричал «Опасность, опасность. Уходите на берег. Плывут касатки, берегитесь». Туки нырнул бы в воду, там пингвины чуточку быстрее, но тогда его никто бы не увидел и не услышал. А в воздухе его увидели.
Пингвинята и сопровождавшие их взрослые пингвины останавливались и с испугом разглядывали летящую на них огромную птицу. Или не птицу. Они не могли понять, кто же это. Но – услышали крик об опасности. И повернулись к берегу. Взрослые подгоняли малышей, и вскоре море вскипело от устремившихся к родному стойбищу пингвинов. Косатки были уже близко, но не успевали. Пингвины с разгона выскакивали прямо на лед, звонко шлепая по нему лапами и быстро отбегали подальше. Рассвирепевшие от обиды косатки ударились о берег, отколов от него огромный кусок льда. Но впустую. Убежавшие далеко от края воды пингвины радостно гоготали, глядя, как хищницы уплывают в море. На берег вернулись все, и это, несомненно, было чудом.

Туки устало опустился на обломок льда, медленно качающийся около берега. Ведь его изгнали из стойбища, и ему нельзя было ступать на его земли.
Радостно кричащие пингвины стали собираться у воды. Они восхваляли своего спасителя и благодарили его за своевременную помощь. А Туки молчал и разглядывал их. И они, в конце концов, тоже смолкли. А потом кто-то узнал изгнанника, очень выросшего и изменившегося за прошедшее время.
– Туки. Это Туки, – побежал шепоток по племени. – Это изгнанный. Посмотрите, какой он стал. Он спас нас, спас всех сегодня. Помните, мы прогнали его? Помните…? А он вернулся – и спас нас. Он благородный пингвин!
Шепоток все рос и рос, и превратился в радостный крик, в песню восхваления героя, спасшего сегодня малышей и стариков племени от неминуемой смерти. Песня возносилась к небу, с которого пришло спасение, и летела ввысь, к верхним морям.
И вот, вперед вышли самые уважаемые пингвины. Они пристально разглядывали Туки. А потом заговорили. И речь их была уважительна.
– Туки. Так назвала тебя мать когда-то. Она сказала всем тогда, что ты необыкновенный. Но мы забыли ее слова. И забыли, что боль и страх порой очерняют сердца, выпуская на волю демонов зла. Мы просим тебя простить нас, Туки. Ты – другой, да. Но – ты один из нас, как бы не выглядели твои плавники и твоя шкурка. Это говорим тебе мы, твое племя. Ступи на землю своей матери, и прости нас.
Туки расправил крылья, вызвав очередной крик радости и удивления. И перелетел к старейшинам. Он поклонился им, выказывая уважение. А потом распрямился гордо, и ответил:
– Спасибо. Я долго мечтал об этом. О миге, когда смогу коснуться гнезда матери. Когда смогу вновь взлететь по нашему трамплину в море. Таких трамплинов много на берегу моря, но наш – единственный, потому что именно с него мы влетели в воду. И потому – он самый  необыкновенный. А еще я хотел обрести друзей. У меня есть один друг, мой дедушка Лахти. Что с ним, старейшины? Ведь Вы изгнали и его. И он все время был со мной. Лахти стал мне всем – отцом, дедом, мамой. И – другом.
Пингвины закричали печально. Они извинялись сейчас за то горе, что причинили. И старейшины тоже попросили прощения:
– Да, Туки. Мы все виноваты и перед Лахти. Особенно перед ним, ведь он один из нас, мудрейших. И некогда – сильнейших. Передай ему наши извинения. И если он сможет принять их, то пусть возвращается на земли предков. Мы будем ждать вас.
Туки что-то сжало горло. Он так разволновался, что чувства прямо душили его. Но радостная весть должна быть доставлена к деду немедленно. И он сумел преодолеть волнение.
– Я сообщу ему, старейшие. Благодарю Вас за мудрое решение. Ждите нас. Я лечу за ним, он должен услышать радостную новость. До свидания…
И прыгнул высоко вверх, расправляя крылья. Ветер наполнил их, и взмах за взмахом Туки набрал скорость и высоту. И полетел к дому. А ведь прошло намного больше времени, чем обычно. «Как там Лахти» – переживал Туки. – «Волнуется, переживает за меня. Придумал уже что-нибудь нехорошее». Он устал, но радость придавала сил. И дорога домой оказалась невероятно быстрой.
А там его ждал Лахти. Старый пингвин не находил себе места. Он боялся, что с Туки что-то случилось. Что ему отказали крылья, что его закружил ветер, что он упал в море. Плохие мысли так и разрывали его на кусочки. Но Туки вернулся. И вернулся очень радостный.
– Лахти! Мы можем вернуться в племя. Они просят вернуться. И передают тебе свое уважение и просьбу простить их.
Туки, даже не отдышавшись после полета, быстро рассказал деду о том, что произошло. Как он опередил косаток и спас соплеменников. И как племя поняло, что причинило давным-давно непрошенное зло. И о просьбе старейшин извиниться перед Лахти.
Лахти охал и ахал, слушая рассказ внука. И в конце рассказа обнял его и прошептал, пряча слезы:
– Я же говорил, Туки. Я же говорил, что ты станешь самым-самым… Ах, как была права твоя мама, как же она была права.
Вот так они и вернулись в племя...

/окончание следует.../

Понравилось? Поделитесь с друзьями, хорошо?

Хотите быть в курсе, получайте обновление на электронную почту:

0 коммент.:

Отправить комментарий

Пожалуйста, поделитесь ссылкой на пост